Главная       Продать работу       Блог       Контакты       Оплата       О нас       Как мы работаем       Регистрация       Вход в кабинет
Тех. дипломные работы
   автомобили
   спец. техника
   станки
   тех. маш.
   строительство
   электроснабжение
   пищевая промышленность
   водоснабжение
   газоснабжение
   автоматизация
   теплоснабжение
   холодильники
   машиностроение
   др. тех. специальности

Тех. курсовые работы
   автомобили
   спец. техника
   станки
   тех. маш.
   строительство
   детали машин
   электроснабжение
   газоснабжение
   водоснабжение
   пищевая промышленность
   автоматизация
   теплоснабжение
   ТММ
   ВСТИ
   гидравлика и пневматика
   машиностроение
   др. тех. специальности

Тех. дополнения
   Отчеты
   Расчетно-графические работы
   Лекции
   Задачи
   Лабораторные работы
   Литература
   Контрольные работы
   Чертежи и 3D моделирование
   Тех. soft
   Рефераты
   Общий раздел
   Технологический раздел
   Конструкторский раздел
   Эксплуатационный раздел
   БЖД раздел
   Экономический раздел
   Экологический раздел
   Автоматизация раздел
   Расчетные работы

Гум. дипломные работы
   педагогика и психология
   астрономия и космонавтика
   банковское, биржевое дело
   БЖД и экология
   биология и естествознание
   бухгалтерский счет и аудит
   военное дело
   география
   геология
   государство и право
   журналистика и СМИ
   иностранные языки
   история
   коммуникации
   краеведение
   кулинария
   культура и искусство
   литература
   экономика и торговля
   математика
   медицина
   международное отношение
   менеджмент
   политология
   музыка
   религия
   социология
   спорт и туризм
   таможенная система
   физика
   химия
   философия
   финансы
   этика и эстетика
   правознавство

Гум. курсовые работы
   педагогика и психология
   астрономия и космонавтика
   банковское, биржевое дело
   БЖД и экология
   биология и естествознание
   бухгалтерский счет и аудит
   военное дело
   география
   геология
   государство и право
   журналистика и СМИ
   иностранные языки
   история
   коммуникации
   краеведение
   кулинария
   культура и искусство
   литература
   экономика и торговля
   математика
   медицина
   международное отношение
   менеджмент
   политология
   музыка
   религия
   социология
   спорт и туризм
   таможенная система
   физика
   химия
   философия
   финансы
   этика и эстетика
   правознавство

Гум. дополнения
   Отчеты
   Расчетные работы
   Лекции
   Задачи
   Лабораторные работы
   Литература
   Контрольные работы
   Сочинения
   Гум. soft
   Рефераты

Рефераты
   Авиация и космонавтика
   Административное право
   Арбитражный процесс
   Архитектура
   Астрология
   Астрономия
   Банковское дело
   Безопасность жизнедеятельнос
   Биографии
   Биология
   Биология и химия
   Биржевое дело
   Ботаника и сельское хоз-во
   Бухгалтерский учет и аудит
   Валютные отношения
   Ветеринария
   Военная кафедра
   ГДЗ
   География
   Геодезия
   Геология
   Геополитика
   Государство и право
   Гражданское право и процесс
   Делопроизводство
   Деньги и кредит
   ЕГЭ
   Естествознание
   Журналистика
   ЗНО
   Зоология
   Издательское дело и полиграф
   Инвестиции
   Иностранный язык
   Информатика
   Информатика, программировани
   Исторические личности
   История
   История техники
   Кибернетика
   Коммуникации и связь
   Компьютерные науки
   Косметология
   Краеведение и этнография
   Краткое содержание произведе
   Криминалистика
   Криминология
   Криптология
   Кулинария
   Культура и искусство
   Культурология
   Литература : зарубежная
   Литература и русский язык
   Логика
   Логистика
   Маркетинг
   Математика
   Медицина, здоровье
   Медицинские науки
   Международное публичное прав
   Международное частное право
   Международные отношения
   Менеджмент
   Металлургия
   Москвоведение
   Музыка
   Муниципальное право
   Налоги, налогообложение
   Наука и техника
   Начертательная геометрия
   Оккультизм и уфология
   Остальные рефераты
   Педагогика
   Политология
   Право
   Право, юриспруденция
   Предпринимательство
   Прикладные науки
   Промышленность, производство
   Психология
   психология, педагогика
   Радиоэлектроника
   Реклама
   Религия и мифология
   Риторика
   Сексология
   Социология
   Статистика
   Страхование
   Строительные науки
   Строительство
   Схемотехника
   Таможенная система
   Теория государства и права
   Теория организации
   Теплотехника
   Технология
   Товароведение
   Транспорт
   Трудовое право
   Туризм
   Уголовное право и процесс
   Управление
   Управленческие науки
   Физика
   Физкультура и спорт
   Философия
   Финансовые науки
   Финансы
   Фотография
   Химия
   Хозяйственное право
   Цифровые устройства
   Экологическое право
   Экология
   Экономика
   Экономико-математическое мод
   Экономическая география
   Экономическая теория
   Этика
   Юриспруденция
   Языковедение
   Языкознание, филология

Главная > Рефераты > Языкознание, филология
Название:
Сопоставление японской и русской языковых картин мира в процессе обучения иностранному языку

Тип: Рефераты
Категория: Рефераты
Подкатегория: Языкознание, филология

Цена:
0 грн



Подробное описание:

Сопоставление японской и русской языковых картин мира в процессе обучения иностранному языку

У.П. Стрижак

В работе рассматривается, как сопоставление разных языковых картин мира выявляет проблемные точки в процессе обучения иностранным языкам на примере русского и японского языков. Также обосновывается положение, что понимание особенностей мировосприятия и принципов грамматической и лексической категоризации окружающей действительности будет способствовать формированию у обучающихся способности понимать особенности изучаемого иностранного языка на структурном уровне.

Изучение такого явления, как языковая картина мира, актуально для лингвистики и для лингводидактики. По мнению Л.В. Щербы, «практический интерес к методике у лингвиста-теоретика бывает вполне вознаграждён, так как зачастую наталкивает его на такие мысли, которые иначе могли бы и не зародиться. Надо всячески подчеркнуть справедливость и обратного: развитая лингвистическая теория. открывает им (практикам-методистам. — У.С.) новые горизонты» [11: c. 13]. Л.В. Щерба утверждает, что «в науке о языке мы рассматриваем вопрос о том, как происходят языковые явления и каковы действующие при этом факторы. В методике, опираясь на это знание, мы рассматриваем вопросы о том, что надо сделать, чтобы вызвать к жизни потребные нам языковые явления» [11: с. 12].

В свете вышеизложенного попробуем взглянуть на методику преподавания иностранного, в частности японского, языка с точки зрения лингвистики. Действительно, лексические, синтаксические, морфологические и другие особенности языка несут в себе информацию о специфике национальной ментальности, и понимание этих особенностей необходимо для эффективного овладения иностранным языком. В данной работе хотелось бы рассмотреть проблему сравнения различных языковых картин мира с точки зрения процесса обучения иностранному языку.

Вопрос о необходимости сопоставления разных языковых картин мира занимал многих исследователей. Так, у В. Гумбольдта мы находим мысль о том, что, сопоставляя различные языковые картины мира, мы обнаруживаем конфликты языков и культур, а «языки в отчётливых и действенных чертах дают нам различные способы мышления и восприятия» [5: с. 34; пер. с нем. О.А. Гулыга]. Т.М. Гуревич указывает на то, что необходимо сравнивать языковые картины мира изучаемых языков, при этом необходимо искать не только различия, чем часто предпочитают ограничиваться исследователи, но и общие черты, понимание которых может упростить изучение иностранного языка и повысить эффективность коммуникации [6: с. 36-37]. Согласно

С.Г. Тер-Минасовой, при сопоставлении языковых картин мира мы высвечиваем проблемные точки в обучении активным навыкам пользования языком, так как «проблемы лексической сочетаемости слов в речи и соответственно лексикографии, коммуникативного синтаксиса и многие другие <...> становятся очевидными лишь с уровня двух и более языков» [9: с. 42].

Действительно, положение о том, что при формировании межкультурной компетенции, приобщении к иной культуре в процессе изучения иностранного языка необходимо учить видеть сходства и различия между разными лингвокультурными пластами, не вызывает сомнений. Актуальным остаётся вопрос, как именно это целесообразно осуществлять. Зачастую всё сводится к включению культурологической информации на занятиях по иностранному языку, что не обеспечивает автоматически повышения эффективности изучения иностранного языка. На наш взгляд, в таком случае необходимо описывать и понимать связь между особенностями национального видения мира и их отражением в изучаемом языке. Предваряя освоение правил объяснением особенностей языковой картины мира, мы тем самым способствуем осознанному усвоению материала с учётом особенностей иного мировосприятия. В работах Т.М. Гуревич [14: с. 157], Т.К. Цветковой [10: с. 113-114] мы находим подтверждение того, что за ошибками часто стоит не незнание правил иностранного языка, а иное видение мира. Например, распространённой ошибкой при порождении высказывания является подстановка изученных иностранных слов в грамматические конструкции, свойственные родному языку, так как при этом мы неосознанно опираемся на опыт родного языка и по аналогии выбираем те способы выражения грамматических отношений, которые естественны для нашего родного языка.

Рассмотрим, каким образом понимание особенностей мировоззрения, отражающихся в японской и русской языковых картинах мира, может помочь выявить и исключить эти несоответствия при изучении японского языка.

Ситуацию с исследованиями по проблеме японской языковой картины мира освещает в своих трудах В.М. Алпатов [1, 2]. В нашей же статье мы хотели бы оттолкнуться от известных характеристик русской языковой картины мира и проанализировать, присущи ли эти свойства японской языковой картине мира, но в первую очередь проследить, как эти характеристики выражены в обоих языках. При этом, вслед за В.М. Алпатовым, мы будем придерживаться принципа первичности языковых явлений, а именно: «исходить из фактов языка <.. .> и идти от языковых примеров к объяснениям, а не наоборот» [1: с. 62].

В настоящее время учёные (Ю.Д. Апресян, Г.М. Богомазов, А.А. Зализняк, И.Б. Левонтина, А.Д. Шмелёв и др.) выделяют следующие характеристики русской языковой картины мира:

неподконтрольность субъекту, или неопределённость той силы, которая является причиной существующего положения вещей («Мне не спится» — ситуация неподвластна субъекту);

событийность как способность представлять описываемую ситуацию в виде разворачивающегося действия («Аптека находится на углу»: находит-ся, «находит себя», т. е. ситуация не статична, а с некоторой долей условности динамична — пример Г.М. Богомазова [3: с. 16]);

предсказательность — когда последующее явление может быть с большой долей вероятности предсказано предшествующим ходом построения выражения/предложения/текста (синтетизм глагола в немецком языке, формы согласования и управления в русском языке и др.);

тяготение к эксплицитности (принцип «не экономить на материале» [3: с. 17] при формировании/использовании лексических единиц: стал, встал, привстал, стою, постою — чёткое соответствие плана содержания плану выражения);

поляризация ценностных представлений, обусловленная в том числе особенностями русского православия (например, «тело» и «душа» как «низкое» и «высокое» начало);

тяготение к горизонтальности и бесконечности в пространственной категоризации (противопоставление концептосферы с положительным оттенком «широкий, долгий» концептосфере с отрицательным оттенком «короткий, тесный» и другие примеры) и др.

Сопоставим некоторые из этих характеристик русской языковой картины мира с подобными явлениями в японском языке.

Неподконтрольность субъекту как представление действия, не руководимого собственной волей субъекта. В русском языке наличествует большое количество примеров употребления соответствующих языковых средств, из которых мы можем предположительно сделать вывод о том, что такая категория свойственна русской языковой картине мира. Так, в своих работах Ю.Д. Апресян приводит лексический ряд, описывающий ситуацию, когда совершение определённого действия диктуется заведённым порядком вещей и «какая-то внешняя сила побуждает его совершить действие», а именно: слова ряда «невольно, нечаянно, ненароком»; «против воли» и «помимо воли»;

«поневоле» и «волей-неволей» и др.; кроме того, анализирует конструкцию глагол несовершенного вида в форме на -ся в сочетании с дательным падежом субъекта: «мне не работается», «сегодня легко пишется» и т. д. и перечисляет связанные с ней «лейтмотивы, характерные для русской языковой картины мира: наличие чужой воли; её неопределённость, непостижимость, таинственность для субъекта; ощущение неподвластности человеку хода событий» [13: с. 36-37, 169-171].

В японском языке похожие явления описывает Т.М. Гуревич — пассивные формы глагола, употребляющиеся в случае обозначения действия, обусловленного внешними обстоятельствами:кандзирарэру (чувствуется, что),омоварэру(думается,что... ) и др. [14: с. 158].

Действительно, такой вариант употребления глаголов подчёркивает снижение или полное устранение активности субъекта, а также освобождает деятеля от ответственности за результат действия, что можно признать характерным для японского мировидения.

Рассмотрим примеры, полученные нами от информантов-носителей японского языка с пояснениями, какие именно оттенки совершения действия обозначает вариант употребления глаголов в форме страдательного залога, обозначающего самопроизвольное действие:

описание действия, совершаемого под влиянием чего-либо:

(При звуках этой

мелодии вспоминаются студенческие времена) (здесь и далее перевод наш. — У.С.) (мелодия влияет) (1);

описание действия, совершаемого помимо воли субъекта:

(При взгляде на эту фотографию всплыли неприятные воспоминания) (не хотелось этого, но само собой так получилось) (2);

описание действия, совершаемого с долей неуверенности в собственной правоте:

(Это выступление мне кажется интересным) (точно не уверен, не могу сказать, вдруг моё мнение ошибочно) (3).

В приведённых примерах отражена непроизвольность совершения действия и выражено стремление оградить себя от возможных последствий за выполненное действие. При обучении японскому языку необходимо пояснять, что такие нюансы употребления часто невозможно перевести дословно и приходится применять описательные средства перевода. Так, в примере (1) перевод предложения «Когда слышу эту мелодию, вспоминаю студенческие времена» будет означать потерю скрытого значения непроизвольности, а предложенный нами перевод «При звуках этой мелодии вспоминаются студенческие времена» в значительной степени нарушает заданную грамматическую конструкцию японского предложения. (Проблема эквивалентности языковых структур при переводе заслуживает отдельного рассмотрения, до сих пор остаётся актуальным вопрос об отсутствии полных структурных аналогов в языках перевода и поисках способов передачи исходных языковых данных.)

Предсказательность как механизм, повышающий надёжность передачи информации при общении, свойственный всем флективным языкам. В японском языке, который совмещает в себе черты агглютинативного, флективного и изолирующего строя, флексия наблюдается преимущественно в области выражения грамматических отношений у глаголов и предикативных прилагательных (причём при сохраняющейся в большинстве случаев неизменной основе слова), где можно проанализировать вид связи между предшествующими и последующими явлениями в каком-либо отрезке высказывания. В словарном составе японского языка также имеются лексические единицы, так или иначе предсказывающие дальнейшее развитие действия, такие, например, кактиндзюцуфуку-

си (поясняющие наречия). Известно, что слова дзэндзэн, кэсситэ (полностью), мэтта-ни (редко), сика (только) требуют после себя отрицания, поэтому можно говорить о том, что они обладают такой функцией, как предсказательность, так же как и моси, употребление которого свидетельствует об условной форме глагола, следующей за ним. В японском языке часто встречаются варианты предложения, когда сказуемое полностью опускается:

(Пить я вообще [не пью]).

.. (Если [будет] время.).

В таких случаях догадаться о форме глагола можно только лишь по наличию в предложении такого поясняющего наречия. Следует уточнить, что здесь мы не рассматриваем участившиеся в последнее время в японском языке случаи употребления таких наречий с утвердительными формами, как то: поскольку изменения, происходящие в языке, заслуживают отдельного исследования.

Тяготение к эксплицитности как тенденция «не экономить на языковом материале». Особая эксплицитность русского языка выражается в многообразии грамматических, синтаксических, лексических форм, а именно: минимальный сдвиг в значении лексической единицы сразу же приводит к изменению материальной стороны знака. Эта же категория характерна и для японской языковой картины мира. В японском языке мы находим похожее явление — отображение малейших оттенков совершения действия в изменении материальной стороны слова, только выражено это не в препозиции префикса, как в русском языке, а в постпозиции по отношению к корневой морфеме, во второй части сложных глаголов:

отрезать Ш^Ш^ кирихадзусу (если речь идет об отделении при этом к.-л. части) или Ш^ШЪ киритору (если мы удаляем при этом ч.-л.);

обрезать Ш^ЩЙЪ киритидзимэру (в значении «укоротить», «срезать»);

вырезать Ш^ШК киринуку (при наличии оттенка «вытянуть»);

нарезать Ш^^^ кирикидзаму;

разрезатькирихираку (с оттенком «вскрыть») или

киривакэру (если мы при этом делим на части) и др.

Как видим, японский язык тоже чутко реагирует на изменение смысла лексических единиц, в некоторых случаях даже более чутко, чем русский. С другой стороны, в японском языке мы можем наблюдать и обратное — тяготение к экономии языковых средств. Например, в области синтаксиса стремление к краткости и неизменяемости явно выражено в особом построении придаточных определительных конструкций и отсутствии в них относительных местоимений по типу который:

(Письмо, [которое]я написал);

(Книга, [которую]я вчера купил).

Очевидно, что здесь не наблюдается однозначное подтверждение свойственности данной категории японской языковой картине мира. Более того, по сравнению с русским языком японский явно тяготеет к экономности языковых средств: количество неизменяемых форм в нём неизмеримо больше, что способствует более простому построению любого отрезка высказывания. В любом случае этот аспект требует дальнейших исследований японской языковой культуры.

Пространственную категоризацию в русской языковой картине мира принято рассматривать как стремление к «однонаправленной бесконечности» (термин Г.Д. Гачева, [4: с. 119]), «пространственной раскованности» (термин Ю.М. Лотмана [8: с. 290]), направленности «вширь» и «вдаль» с вектором «от себя». В языке это выражено, например, в алгоритме построения предложения, в типе связей между группой субъекта и группой предиката. Этот вывод можно также сделать в результате анализа эмоциональной оценки в русском сознании таких пространственных образов, как «ширина», «протяжённость», «вдаль», «вширь» и др., актуализирующих положительное отношение к объекту изображения.

В японском языке ситуация обратная. Известно, что предложение в японском языке не разворачивается от субъекта к предикату, а сворачивается от предиката к субъекту; определительные конструкции предшествуют определяемому слову, а не следуют за ним. Данные особенности японского синтаксиса практически всегда вызывают особую трудность у учащихся, поскольку предложение в русском языке выстраивается в обратном направлении, и при переводе обучающиеся склонны толковать структуру предложения ошибочно, опираясь на опыт родного языка.

Рассмотрим один из примеров такого ошибочного перевода, полученных нами в практике преподавания японского языка:

Ф©

© ©

(В Японии хотят присоединяться к Интернету, но не могут овладеть навыками пользования компьютером.) (с концовкой перевода затруднились).

Ошибочный вариант перевода:максимальноприближен к синтак

сическим нормам русского языка, в то время как вариант, соответствующий нормам японского синтаксиса, — ф@©@.

Выше мы говорили о том, что такого рода ошибки можно попытаться предупредить, объясняя общий принцип построения японского предложения в связи с особенностями японского мировидения. Здесь мы обратимся к результатам наблюдений А.Н. Мещерякова о принципе минимизации потребностей, свойственном японскому менталитету, об общем стремлении японцев к минимизации. На его взгляд, это объясняется, в частности, привычкой японцев к осёдлой жизни, сложившейся приблизительно в X веке из-за не слишком больших размеров архипелага, утраты былой мощи государства, бедности минеральными ресурсами его недр [7: с. 14].

Как следствие, налицо стремление японцев приблизить к себе элементы окружающей реальности и минимизировать их; не отправляться за новыми впечатлениями, а знакомиться с явлениями действительности, притянув их к себе: «Мир этого человека можно назвать “свёртывающимся”: японцы становятся “близоруки” на всю оставшуюся часть истории. Обозреваемый ими тип пространства не развёртывается, а сворачивается вместе с их взглядом» [7: с. 17]. Таким образом, в японском видении мира пространство не разворачивается вдаль по направлению от говорящего, а сворачивается по направлению к нему, в отличие от русского мировидения, устремлённого вдаль. И при объяснении и изучении многоуровневых синтаксических конструкций японского языка понимание этой особенности японского мировоззрения будет способствовать выбору верной стратегии, правильного направления перевода.

Переходность и непереходность в русском и японском языках как грамматическая и мировоззренческая категория. В обоих языках противопоставление переходных и непереходных глаголов носит характер противопоставления описания состояния и активного действия. Но при этом в японском языке оттенки употребления переходных или непереходных глаголов выражены гораздо более ярко. Японские лингвисты Я. Хага, М. Сасаки и М. Кадокура [15: с. 259-260] в качестве примера употребления переходных и непереходных глаголов описывают диалог мужа и жены в японской семье о том, нагрета ли ванна, с употреблением глаголов ШК ваку «закипеть, быть очень горячим» (непереходный) и Ш$^^ ва- касу «вскипятить, нагреть» (переходный):

М: О-фуро, вайтэ иру? — «Нагрета ли ванна?» (непереходный глагол ШК ваку).

Ж: Ээ, вакаситэ ару ва ё. — «Да, нагрета» (переходный глагол Ш$^ вакасу).

Видно, что в русском языке форма глагола в обеих репликах одинакова, и оттенки употребления глагола нагревать неразличимы, а в японском языке путём выбора переходного или непереходного глагола имплицитно обозначено чёткое указание на позицию мужа — «ванна нагрелась сама по себе, никаких особых усилий к этому прилагать не надо, а если и надо, то я ничего об этом не хочу знать», и также явно присутствует позиция жены — «я специально приготовила ванну для тебя». При передаче этого оттенка в русском языке нам придётся принципиально изменить грамматическую конструкцию (даже при наличии грамматически возможного варианта перевода нагрета мной, который, впрочем, неестественен в данной ситуации) и сказать: «Да, я нагрела», т. е. применить описательные средства перевода так же, как в вышеизложенных примерах.

Таким образом, в области преподавания иностранных языков формирование представлений о языковых картинах мира родного и изучаемого языков будет способствовать лучшему их пониманию на системном уровне. Л.В. Щерба писал о необходимости пропедевтического курса при изучении языка «для более глубокого изучения языка как средства, выражающего наши мысли и чувства. Дети с самого начала обучения приучаются не скользить по явлениям языка, а вдумываться в значение слов и в смысловые связи их между собой. Между тем привычка вдумываться в язык (курсив наш. — У.С.) и в его выразительные средства абсолютно необходима, чтобы <.> правильно строить фразы и подбирать такие слова, которые наилучшим образом выражают данную мысль» [12: с. 103]. Другими словами, предваряя или сопровождая объяснение правил языка толкованием причин, почему это правило сложилось в языке именно так, мы приучаем работать с языком осознанно, что способствует повышению эффективности изучения иностранного языка.

Список литературы

Алпатов В.М. Япония: язык и культура / В.М. Алпатов. - М.: Языки славянских культур, 2008. - 140 с.

Алпатов В.М. Япония: язык и общество / В.М. Алпатов. - М.: Муравей, 2003. - 208 с.

Богомазов Г.М. Русский тип языкового мышления и система русского письма // Система языка и языковое мышление: сб. науч. тр / Г.М. Богомазов. - М.: КД «ЛИБРОКОМ», 2009. - С. 16-25.

ГачевГ.Д. Национальные образы мира / Г.Д. Гачев. - М.: Советский писатель, 1988. - 448 с.

Гумбольдт В. Язык и философия культуры / В. Гумбольдт. - М.: Прогресс, 1985. - 452 с.

Гуревич Т.М. Лингвокультурологический анализ концептосферы ЧЕЛОВЕК в японской языковой картине мира: автореферат дис. ... докт. культурологии: 24.00.01; защищена в 2006 г. / Т.М. Гуревич. - М., 2006. - 45 с.

Книга японских обыкновений / Сост. А.Н. Мещеряков. - М.: Наталис: Рипол Классик, 2006. - 399 с.

ЛотманЮ.М. Художественное пространство в прозе Гоголя / Ю.М. Лотман // Лотман Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин, Лермонтов, Гоголь. - М.: Просвещение, 1988. - С. 251-292.

Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация / С.Г. Тер-Минасо- ва. - 2-е изд., дораб. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. - 352 с.

Цветкова Т.К. Обучение иностранному языку в контексте социокультурной парадигмы // Вопросы филологии. - 2002. - № 2. - С. 109-115.

Щерба Л.В. Преподавание языков в школе: общие вопросы методики / Л.В. Щерба. - 3-е изд., испр. и доп. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: ИЦ «Академия», 2003. - 160 с.

Щерба Л.В. Теория русского письма / Л.В. Щерба. - Л.: Наука, 1983. - 131 с.

Языковая картина мира и системная лексикография / Ю.Д. Апресян и др. - М.: Языки славянских культур, 2006. - 912 с.

Gurevich T. Similar features of national mentalities as a foundation for successful intercultural communication / T. Gurevich // International conference «Japan Phenomenon: views from Europe». - M., 2001. - P. 154-158.




Комментарий:

В работе рассматривается, как сопоставление разных языковых картин мира выявляет проблемные точки в процессе обучения иностранным языкам на примере русского и японского языков.


Рекомендовать другу
50/50         Партнёрка
Отзывы